На острие жизни.

Отправлено 2 апр. 2015 г., 07:45 пользователем Julya Ruabtseva   [ обновлено 18 дек. 2015 г., 04:58 ]

Эмоциональный язык танго.
***
Короткие мысли о танго

Сегодня пробовали работать над эмоциональной выразительностью движения, наткнулись на усиленную оборону.
Что не позволяет вам выразить в танце эмоции? Мы стали экономны до скаредности, бережливы до жадности. Сильное искреннее движение, идущее изнутри – оказалось чем-то, чего надо в одном случае стесняться, в другом сопротивляться этому, в третьем – избегать его под любыми предлогами, обходить молчанием саму тему открытой эмоциональности.
Почему мы не хотим делиться эмоциональной энергией – с друзьями, партнерами, и даже с близкими людьми? Почему мы не хотим выражать себя?
Ответ слишком очевиден- так безопаснее. Обратите внимание, что с негативными эмоциями такой проблемы не возникает. А вот выразить радость, желание, участие, внимание , близость… кажется слишком большой роскошью, или чем-то неуместным. Нужно ли говорить, что это означает – обкрадывать саму суть собственной жизни.
Отсюда, часто можно видеть формальные, механистические движения, которые повторяются из занятия в занятие. Мы, как будто, постоянно что-то усовершенствуем, но главное остается не тронутым. Наш танец не наполняется живыми отношениями. Музыка остается формальным поводом а не событием, которое нужно прожить.
В танго востребованы не поверхностные, не любые, не обыденные, а очень глубинные эмоциональные струны, те, которые не звучат в обычном течении жизни. Забываем ли мы о них из-за невнимания, или сами приняли решение их приглушить?


Поделюсь одним очень ярким впечатлением.
Когда-то мне удалось попасть на замечательный спектакль мастерской Н. Фоменко « Шинель». Если кто-то не знает, зал этого театра имеет максимальный эффект присутствия, в нем создана ситуация, когда актер живет свою роль буквально перед глазами зрителя, можно увидеть капельки пота у него на лбу, детально рассмотреть мимику, детали обстановки. Зритель перестает быть «зрителем» в привычном понимании этого слова, он вынужден близко со-переживать происходящему, вплоть до ощущений.
И вот это переживание было очень обостренным, я была не «снаружи», я была «внутри» даже не сцены, а самой Души главного героя. В привычном нам театре этого эффекта нет. Мы переживаем действию, но со стороны, отделенные от него пространством авансцены и бархатом зрительного зала, мы остаемся теми же, кем были всегда –не покидаем привычных эмоциональных и телесных узоров, по которым двигались до этого.
Но только по одной причине – мы сами выбрали роль зрителя. Но это можно изменить, сделав не большое усилие, «свернув» комфортную дистанцию, и попробовать погрузиться полностью в происходящее – всем своим существом, начать видеть не иллюзорное изображение мира на сцене, а реальность, наполненную страстью, красками, запахами, начать ощупывать мир, так , как это делают незрячие, но с неизмеримо бОльшими возможностями зрячих.
Пришлось сделать такое длинное отступление, чтобы передать, какой серьезный сдвиг восприятия предлагает нам танго. Оно дарит нам возможность для обостренного проживания самих себя, для участия в самих себе, для погружения в самих себя - откровенно, яростно, нежно.
Этому стоит учиться.

Да прибудет с вами танго!

Julya Ryabtseva


Comments