Интервью Нормы



Л.Б. Что для тебя танец?

Н.Г.Т.: Для меня танец – это магическая встреча, это встреча с глубиной каждого человека. Для меня танец – это жизнь.

Л.Б. Какова роль женщины в танго? Всё ли зависит от мужчины в танце? Женщин учат следовать и слушать, какова возможность у женщины создать танец в паре?

Н.Г.Т.: Для меня роль женщины – это быть сообщницей мужчины. В полном смысле этого слова – сообщница. Это, конечно же, хотеть танцевать с мужчиной, хотеть наслаждаться этой встречей, этим объятием. Сотрудничать, помогать, чтобы эта встреча и объятие стали лучшими – насколько это возможно в данный момент.

Роль следования в танго – очень важная и нелёгкая роль. Потому что необходимо научиться принимать самостоятельные решения, чтобы научиться понимать решения другого человека. К тому же, чтобы стать сообщницей в танце, нужно так хорошо слушать другое тело, чтобы уловить время и пространство, которые мужчина не использует, и привнести что-то своё. Мужчина рождает движение. Да, ему нравится женщина, которая следует его движению. Но ему не нравится женщина, которая не участвует, которая единственное, что делает – только следует. Женщина может незначительными деталями, небольшими жестами пробуждать в мужчине креативность и легкость движения, провоцировать его на какие-то новые элементы танца. Когда мужчина чувствует, что женщина реагирует на его предложение и украшает, помогает, участвует, даёт возможность почувствовать, что он не один, тогда танец становится интересным. Мы делаем танец интересным вдвоём.

Л.Б.: Необходимо ли ехать в Буэнос-Айрес, чтобы действительно научиться танцевать танго, чтобы познать «душу» танго?

Н.Г.Т.: Я думаю, что да. Потому что танго родилось здесь, на берегу Río de la Plata, и танго здесь обладает мощной связью с общественной жизнью, уходя корнями в нашу историю. У Буэнос-Айреса свой уникальный стиль и ритм жизни, его жители отличаются особенной манерой знакомиться, разговаривать, общаться.

Если человек приезжает сюда открытым, он может встретиться и познакомиться с «душой» танго. Я думаю, что человек из другой страны должен приезжать за «душой» танго с определённой готовностью и желанием познать нечто новое, потому что этот город и этот танец очень особенные. Нужно оставить все свои страхи и предрассудки, верить своим чувствам, «оживиться» и наслаждаться.

Л.Б.: Когда ты первый раз приходишь на милонгу в Буэнос-Айресе, тебя еще никто не знает. Как лучше себя вести, чтобы тебя приглашали танцевать?

Н.Г.Т.: Когда человек первый раз приходит на милонгу здесь, в Буэнос-Айресе, ему немного сложно начать танцевать. Надо иметь некоторую готовность и желание знакомиться, быть открытым, смотреть, смотреть в глаза – ведь здесь приглашают танцевать взглядом. Зачастую первый раз на милонге человек начинает нервничать, таким образом, он передаёт нервное состояние окружающим. Или же наоборот – чаще это происходит с женщинами – они приходят с отчаянным желанием танцевать, и мужчины пугаются. Нужно постараться быть спокойными, смотреть, не прятаться. Я думаю, что просто нужно быть собой. И, даже если ты в первый день потанцуешь совсем чуть-чуть, ничего страшного в этом нет.

Если ты танцуешь первый раз с незнакомым человеком и в момент первого объятия обнимаешь его с желанием танцевать с ним, слушать его движения, ощущать его цвета и запахи, объятие станет очень интересным и будет интересно продолжить танцевать. Но есть люди, которые используют танец только для того, чтобы показать всё, что они умеют… Такого человека не будут приглашать те, кто его не знают или те, кто танцует хорошо. Потому что такой человек на самом деле не танцует, а использует другого, чтобы показать миру всё, что он знает.

Л.Б.: Небольшой технический вопрос по поводу танцевальных туфель для женщин: как лучше выбирать туфли?

Н.Г.Т.: Во-первых, туфли должны быть удобными, не сдавливать пальцы, не зажимать стопу. Подошва туфель не должна тормозить движение – иначе можно повредить ноги. Высота должна быть… это зависит от каждой женщины, каблук, на котором женщина чувствует себя комфортно. Если я никогда в жизни не использовала туфли на каблуке, и надеваю туфли с двенадцатисантиметровым каблуком, я буду очень сильно уставать и могу деформировать стопу. Ну и в конечном счете, это дело вкуса каждой женщины. Но я всегда говорю, что танго-туфель не существует. Туфли для танго – это обычные туфли, а танго-туфли – это коммерческое изобретение. Оно возникло, потому что в то время, когда танго вновь обрело свою популярность, в моде были женские туфли без ремешков. Такая туфелька могла соскочить в любой момент движения. Вот и появились магазины, которые специализировались на выпуске туфель с ремешками, их и стали называть танго-туфли. Но это вопрос моды. Когда родилось танго, были обычные туфли с ремешком.

Л.Б. Почему ты начала преподавать и делаешь это уже более 20 лет?

Н.Г.Т.: Мне нравится передавать свои знания другим людям. Это то, что мне приносит невероятную радость: видеть, как ученики развиваются и открывают новое в себе! Это мне приносит невероятное наслаждение. Видеть, как во время урока человек достигает нового качества движения, как появляются новые маленькие жесты в теле, меняется выражение лица – это прекрасно, это очень красиво, очень здорово видеть эти изменения. Со мной, например, такие изменения до сих пор происходят. Конечно, бывают моменты, когда мне кажется, что я уже знаю всё… и вдруг открываю некоторую часть себя, о которой даже не подозревала, не догадывалась, что во мне это есть. И это невероятно интересно.

Comments