Часть 2.

Живое интервью. 2011.Часть вторая.

Фото Владимир Косарев.

Вопрос:

 Вы говорили, что танго для вас это бесконечный поиск. Лично для меня вы- человек, который сформировал новый путь в танго, преобразовал его, добавил тысячу вещей. Мой вопрос заключается в следующем: после всех этих лет, вы чувствуете необходимость остаться лидером, новатором в танго?

Чичо:

Я расскажу вам кое-что. Это было несколько лет назад. Мы с Евгенией должны были танцевать в La Viruta. Я никогда не репетирую .Многие это о знают. Но если я должен делать хореографию, только в этом случае, я репетирую, (плюс- мне нравится творческий процесс хореографии). Но я не занимаюсь этим очень много, потому что я начинаю скучать очень быстро. Мне нравится танцевать танго спонтанно, как что-то очень личное, то, что я чувствую в данный момент.

Так как мы не репетировали, Евгения спросила: «Чичо, мы не будем репетировать?». И я сказал: « Нет, Evge, мы не собираемся репетировать». И она сказала : « Но Чичо, что же мы будем показывать?». Я отвечаю: «Теперь мы собираемся репетировать еще меньше». (Смех).

Понимаете, я не имею того, что хотел бы «показать». Я танцую всегда то, что происходит со мной, всегда, в любой точке мира. Я имею ввиду, что у меня никогда не возникает с этим проблем, это просто часть моего процесса, путь, который я выбрал.

Когда я начал танцевать танго, было очень мало молодежи, но всегда происходило одно и то же. Я танцую. Люди аплодируют. И я люблю себя в этом. Это так просто. Я не чувствовал никакого давления, никогда, даже в то время, когда только начинал. Вы можете интерпретировать это как своего рода дерзость. Я просто делаю то, что мне нравится делать. 

Прежде всего, я не конкурирую ни с кем, потому что это не имеет никакого смысла. Во вторых- я не чувствую. Что что-то должен доказывать. Я не думаю в таком плане: «Я создал эту вещь, и я должен ее поддерживать».

 На днях я разговаривал с другом в Европе. Он сказал мне:»Чичо в том, или в этом, но что есть Чичо, на самом деле?» Мне исполнился 41 год, и я уже не тот, что был. Теперь я собираюсь продолжать делать то, что я делаю, но для себя. Я никогда не чувствовал, что я должен держаться за то место, где я провел определенное время, я не думаю. Что нужно держаться за то, что есть сейчас. В основном, я все тот же человек, которым был, когда начал танцевать. Если кто-то внесет что-то новое, большое для меня, я пойду брать их классы. У меня нет с этим проблем.

Вопрос:

Как вы видите танго за пределами Аргентины?

 Чичо:

В Италии все действительно захвачены духом милонги. Это входит в хорошую привычку и отражает идею милонги, ее суть. Но, в некотором смысле – они не нашли баланс. У них есть милонга в ногах, но они отсутствуют в танце. Есть и другие места, которые захвачены танцем, но это тоже не милонга. Это больше- на севере Европы. Есть техника, днамика, танец превосходен, но они отсутствуют, они лишены корней – любви, страсти. От этого зависит многое, на мой взгляд…Но это- вопрос времени.

 Вопрос:

Получается, что настоящее танго только из Буенос Айреса?

Чичо:

Из Буенос Айреса, но бывает, что оно появляется и в других местах.  Но не всегда. Вчера вечером, например, я был в La Baldosa. Я чувствовал, что был на милонге. А иногда, я могу быть на фестивале в Европе, где тысячи людей, но мне хочется идти в мою комнату спать.

Вопрос:

Раньше вы говорили о нарушении в определенных пределах. На ваш взгляд, каковы пределы в танго?

Чичо:

Прежде всего- уважение к танцу. По сути-это отношение к человеку, с которым вы танцевали. Я не говорю только о «женщине», так как в наши дни существует вариант, когда есть пара женщина- женщина, или мужчина- мужчина. В этом нет разницы, до тех пор, пока танцевальный код соблюдается. Есть музыка и связь- это главные элементы.

Но, прежде всего-идея. Не нужно разрушать рамки, что бы сделать что-то от ума. Есть многие, кто поставил себе такую цель – как сделать что-то сумасшедшее. Я скажу вам- я не традиционалист, но это не подходит для меня.

Вопрос:

Вот почему я спрашиваю: В какой момент то, что мы видим, уже не танго?

Чичо:

Я не знаю, как это объяснить. Я должен это объяснить через движение. Если оно начинает быть похожим на контактную импровизацию, или современный танец. Есть несколько серьезных танцоров,которые пришли в танго из других танцев, но многие тангерос, которые хотят что-то привнести из других областей в танго, но при этом не зная глубоко ни одного, ни другого.

Лучше ограничиться тем, что вы знаете, сосредоточиться полность, дойти до предела, что бы познать глубину, а потом попытаться соединить два, что бы создать нечто новое, великое. Другими словами, когда вы пытаетесь делать что-то наполовину, то обе половины остаются не полными.

На мой взгляд, одно из основных изменений произошло в коде танго в том смысле, что один человек ведет, другой следует. Это те правила игры, нарушая которые, мы выходим за рамки танго. На смом базовом уровне- ведение  и следование, вот основное правило. Человек, который ведет, берет на себя риск. Танго в некоторых местах в Европе стало немного «женским».  Потому что люди не ведут, они идут туда, куда идее женщина. Я не говорю, что это плохо. Это просто еще один код. Но я не говорю так же, что у вас есть право «захватить» женщину, быть «мачо», потому что это не так.

Однажды, я услышал интервью с Сесилией Тронкосо. Она сказала: « Я не понимаю людей в эти дни. Они танцуют с кем попало. Мне нравится быть женщиной, я танцую в своей роли, отвечая мужчине, который ведет меня.»  Если мы будем сохранять свойственную нам роль, мы сохраним сущность танго.

Вопрос:

 У меня вопрос относительно того, что вы говорили о Европе, вы так же отметили, что Евгения коренным образом изменила роль женщины. Поэтому, вопрос-как может женщина брать на себя более значительную роль, не нарушая кода танца?

Чичо:

Если вы действительно верите в ту роль, которую вы берете в танго, то ы можете делать все, что захотите. Евгения никогда не порывала с этим кодом. Она изменила его, сохраняя свою роль и сущность. Это ей не нужно изменять.

 Вопрос:

Поэтому я хотела бы узнать. Что есть эта новая роль?

Чичо:

Хорошо, я постараюсь ответить.

Это изменение происходит в глубине, в качестве, и чувствительности движения. Связь, которая сегодня существует, гораздо глубже, чем раньше, лет десять назад. Тогда было не так много вариантов  ведения и следования.

Сегодня, на мой взгляд, мы находимся в идеальном месте, с точки зрения чувствительности и роли женщины в паре, а так же с точки зрения роли ведения – ненасильственного, динамичного. Женщина становится чувствительной, предвосхищая ведение мужчины.Это случилось со мной и Евгенией, а теперь- с Хуаной, которая движется в этом направлении очень быстро.

Сейчас, при определенной скорости и технике, основанной на связи и чувствительности, вы можете лучше воспринять весомость, тягучесть движения. Чем ближе эти противоположности, тем быстрее это может случиться. Если , например, я веду Евгению , или Хуану в шаг, она понимает с первого момента , что я хочу,, так , что может добавить еще что-то, если пожелает. Если она имеет возможность воспринимать и интерпретировать по-разному, то это- то, о чем я говорил.

У многих женщин восприятие ведения сейчас тонкое и сильное. Я не говорю о предвкушении – это вопрос восприятия и чувствительности.Евгения была одной из первых женщин, с которой я чувствовал это,  С Хуаной…мне едва ли необходимо вести (смеется), потому что мы понимаем друг- другна с полуслова, она понимает на один шаг вперед, и я не знаю, что происходит после этого.

 Вопрос:

Вы всегда танцевали то, что вы чувствовали, или в какой-то момент форма и техника имели приоритет над творческим аспектом?Это иногда происходит со мной, когда я вынужден состредоточиться на форме.

 Чичо:

Используйте ту технику, которую можете, делая движения, а ингда само движение ведет вас к технике. Методика подбора rebotes, дает boleo, например. Или, блокировка дает изменение динамики. Это логика.Но вы должны представлять себе сумасшедшие вещи и попытаться воспроизвести их с помощью техники, или посмотреть на шаги, и попытаться найти способ заставить их работать. Это постоянное движение вперед- назад. Иногда, это сложно.

Я часто представлял, придумывал, но в конце концов, не мог сделать, потому что мое тело не позволяло мне. Я стараюсь, делаю тысячу вещей, но не могу заставить его работать. Тогда я должен перейт на что-то другое.

Вопрос:

Вы импровизируете в любой момент, даже когда приходите с пустыми руками?

Чичо:

Много раз, но большей частью это было связано с тем, что я упоминал ранее. Когда удовольствие становится работой, я  застреваю. Если это то, что я должен делать все время, и если я уже думаю о чем-то другом, пока я танцую. Вот когда мне нужно остановиться, потому что если я этого не сделаю, я потеряю удовольствие от танца.

Вопрос:

Если бы вы могли вернуться назад, изменили ли бы вы что-то в своей карьере?

Чичо:

Нет, не думаю, что хотел бы что-то менять. Я доволен тем, что сделал, и как.

Вопрос:

Мой вопрос связан с тем, что вы говорили о превращении Хуаны.Не кажется ли вам, что произошло изменение в вас таким образом, что женщина  смогла занять это пространство?

Чичо:

Мне кажется, что каждый раз, когда я танцую с новым человеком, я приспосабливаюсь к нему, а не пытаюсь «приспособить» его под себя. В статьях, тех, которые я делал с Миленой (я говорю это самым скромным образом), но то, что я говорю, иногда влияет на очень многих людей. Сейчас я расскажу смешную историю. Я нахожусь в Европе, сидя на милонге, и какой-то парень и начинает на самом деле делать сумасшедшие вещи со своей партнершей. Он пытается показать мне, что действительно умеет танцевать танго. (смех)

У меня есть в Швеции друг Эллин.Я не знаю,знаете ли вы ее, она покрыта татуировками, она действительно большая. И однажды она пригласила меня на классы. Она давала промежуточный класс, а я стоял и смотрел. В какой-то момент они стали говорить на шведском языке. Я не понимаю ни слова по шведски, но я вижу, как они начали обнимать друг друга в парах. Они действительно всеобъемлюще обнимали друг друга. Я смотрел, и не мог в это поверить. Это была фантастика!  После этого в классе была другая энергия.

Я думаю, что это важно, что бы вернуться к этому чувству единения. Потому что это действительно приятно.

Когда я шел на свой первый класс по танго, в студии Кристины Banegas, с Викторией и Рики. Виктория сказала – я начинаю класс, идем. Я ответил-ты в своем уме? Я был барабанщиком и ничего общего не имел с танго. Я пошел в субботу. Там была девушка, она мне очень нравилась, ее звали Лали, Лаура.Она появилась в тот же день. Сначала нам объяснили основной шаг для мальчиков  для девочек отдельно, а потом, как нарочно, меня поставили с ней в пару.

Я собирался ее обнять, но даже не  знал, как это сделать. И это была катастрофа. Когда я обнимал ее, меня начинало трясти. Но это было приятно , во всех смыслах, было очень приятно с ней….И с этого момента, я каждый раз ищу это чувство. Каждый раз, когда я приглашаю кого-то на танец, я стараюсь вернуться к этой точке застенчивости, капитуляции…Это так прекрасно... целый комплекс великолепных  чувств.



 Продолжение следует..


Comments