Мариано Чичо Фрумболи.

Живое интервью. 2011.Часть первая.

Фото Владимир Косарев.
***
Вопрос:

В своем интервью для Tangauta, вы предлагали вернуть объятие из более традиционного стиля танго.Но тем не менее, это не то, что мы видим на ваших мастер- классах. 

Чичо:

Я начал преподавать, когда маэстро Фабиан (Салас) должен был уехать из Аргентины. Он попросил меня продолжить занятия. Я согласился и пошел в понедельник. Класс был полон людей. Я представился и сказал, что буду продолжать занятие.В следующий понедельник пришло всего две пары. (Смех).Это то, как мы начинали.

Тогда мы давали классы с Клаудией Якобсен. Мы собирались вместе, часто с Густавом(Невейра) и Фабианом, что бы размышлять о танго, как о чем-то экспериментальном,. Мы старались обнаружить новые вещи- новую динамику, новые движение .Мы старались придумать самые безумные шаги. Техническая часть пришла позже. Идея заключалась в том, чтобы искать странные вещи, и делать их. Мы что-то придумывали с Клаудией, но не имели понятия, как этому научить, тем не менее, я хотел показывать это сразу, немедленно.

Не думаю, что что-то изменилось.

Когда я преподаю,то стараюсь передать все, через что я прохожу в танго, но не в ультимативной форме. Я не говорю, что делаю нуэво, но в традиционном мышлении, нет – я учу танго, своему отношению к танго, как к движению, как к ощущению. Как к ответу на динамику  моего партнера. Если я хочу что-то донести, я стараюсь сделать это, но не по отношению к понятиям «новый», или «традиционный».

Вопрос:

Значит, для вас нет разницы?

Чичо:

Нет, это не так. Для меня есть нечто более существенное, связанное с тем, что сделали несколько человек из моего поколения танго, а именно, они сумели продвинуться дальше, чем позволяли рамки социального танго .Для меня Танго, это все – и на сцене, и на танцполе, и социальное танго. На самом деле, когда я иду на милонгу танцевать, я не делаю акцента на стиле для милонги, нуэво, или каком-то другом. Я танцую,как танцую.

Думаю, это и есть самое важное. Мой ответ на вопрос об объятиях связан с тем, что я тогда чувствовал, как чувствовал, а именно то, что этот аспект близости в танго сейчас утрачивается. И нужно говорить об этом, потому что иногда мне бывает грустно.

Я люблю танго, я живу в нем и из него, и иногда мне кажется, что в нем не хватает души, не хватает мягкости, что отношения между мужчиной и женщиной исчезают из танго.  Иногда это становится похоже на физические упражнения.Вот почему я говорю о возвращении в объятия, даже если не всегда делаю это сам. Я делаю это, когда чувствую ее, как себя,  даже если я танцую давно знакомый мне танец, я всегда делаю это именно с этим человеком. Моя задача заключается в том,чтобы всегда делать то, что я люблю.

Вопрос:

Беспокоит ли вас то, что вас называют «предтечей» стиля  танго- нуэво?

Чичо:

В какой-то момент меня это очень беспокоило, так как для меня танго –это что-то новое, каждый день. И я не хотел бы, что бы меня жестко связывали с танго- нуэво.Но сейчас это беспокоит меня все меньше. Я не знаю, есть ли те, кто так считают до сих пор.

 Вопрос:

 Как вы ощущаете меру ответственности тех, кто в настоящее время может определять то, что мы видим на танцполе? Это касается не только движения и ритма,  более - как ответственность по отношению к тому, что передали нам старшие поколения милонгеро?

Чичо:

 Некоторые милонгеро говорили: «Танго это танго, или что-то иное.Это элегантность, или что-то иное. Будущее танго в руках новых поколений. » Я всегда смеялся над этим. Я не старый милонгеро (смех), но вот что удивительно, я сейчас думаю подобным же образом. И это кажется мне невероятным.

Подумайте, ведь это здорово, что в танго много людей разных возрастов. И это прекрасно, что в моем поколении были люди, чей танец был в расцвете в 60-е годы, и танцоры которым 20 лет. Мы можем увидеть ,что произошло с музыкой.Мы прошли путь от Пьяцоллы, до Gotan .между ними существует разрыв, когда почти ничег не менялось. Но тот факт, что мы связываем это время, и все еще остаемся молодыми, дает нам возможность сохранить суть и продолжить историю танго.

Мне кажется, что история танго движется витками, и доходя до определенной точки, она делает скачок к изменению. Есть люди, которые танцуют танго более трех или четырех лет, но при этом не имеют интереса к тому, что танцевали десять лет назад, или даже –семь. На мой взгляд, для того, что бы полностью погрузиться и «быть в танго», нужно искать чуть дальше и глубже смотреть в прошлое.

Мы не можем смотреть на происходящее сегодня, как на неизменную суть милонги. Потому что милонга изменилась. Я говорю, как старик (смех). Если раньше вы входили на тесный танцпол, и все смотрели на вас, то сегодня, если вы войдете, у вас спросят: «Эй парень, как дела?» И это здорово.

Я думаю,что стал одним из тех, кто сломал много застывших кодов в танго. От идеологии, до одежды. Я не против этого, и думаю, что в то время, я получил бы по заслугам (смех). Но я был моложе, и мне было наплевать на все. Все же я думаю, что попытки порвать с этими шаблонами хороши для того, чтобы снова вернуться, но уже –к сути.

Люди, с которых сейчас берут пример, должны быть гораздо более ответственными, и давать нечто большее, чем просто трюки.Я говорю об ответственности  преподавателя и танцора. В этой спешке экспериментаторства мы забыли о другой стороне- очень важной, существенной. Мы забыли о нежности, а это- наиболее интенсивная часть танго! И это большая ответственность для нас – не только показать что мы делаем, и как делаем, но еще и передать это из центра, из глубины, из сути, а не только, исходя из формы. 

Вопрос:

Сколько времени вы вейчас проводите в Буэнос Айресе?

Чичо:

Очень мало времени, 4 месяца в году максимум.

Вопрос:

Как вы считаете, это накладывает отпечаток на ваш танец в целом?То, что вы говорили о трансформации канонов с этим как-то связано?

Чичо:

Да, не в последнюю очередь. Я сейчас собираюсь сказать что-то очень глупое..но танго здесь- в глубине.

Я приехал в Париж в 98-м году и стал работать с Селин Руз, Сесилией Гонсалес и Клаудией Якобсен. У меня не было больше Густава и ли Фабиана, моих наставников, которые питали изнутри мое танго. И я могу сказать, что наибльшее развитие получил мой танец, когда я работал в одиночку. Желание танцевать, творить, смешивать то, что я делал в театре, и в музыке – с танцем. Анализ структуры, телесный аспект, динамика- все это было в том периоде.

 Вопрос:

Так что же такое танго, в этом случае?

 Чичо:

Это по сути- сила, мужество, любовь, обмен, постоянное создание искусства, красоты.Это уважение к танцу, когда мы не нарушаем пределы, но работаем внутри тех элементов, о которых я говорил.

Моими первыми учителями были Риккардо Барриос и Виктория Ваейра.Рики является истинным тангеро. Он так же актер, режиссер, учился в консерватории, но он- тангеро. Вторым «учителем» был я сам. Они влияли на меня напрямую через свой танец. Мне даже не нужно было говорить. Я понял, как только увидел.Густаво Навейра был тем, кто показал мне интеллектуальные и творческие возможности.

Я бы сказал, что ощущаю в себе то, что связано с понятием «весомость». Это то, что характеризует «портенос» (людей из Буенос Айреса), в частности. Это особая, немного грустная плотность, оттенок боли, стресса, того, через что мы проходим каждый день. Это дает весомость танцу, я это так чувствую. Весомость танго- это не свет, это плотность, тягучесть. Музыка, слова и движения тянут вас в этом направлении.

Вопрос:

Могли бы вы не танцевать танго?

Чичо:

Это не возможно. С того момента, когда вы слышите музыку, и говорите :»я хочу танцевать это», в уже внутри этой плотности. Вы становитесь тем, кто танцует танго.

 Вопрос:

 Что вы чувствуете, когда видите ваших «клонов»?

 Чичо:

 Я не сужу их, потому что на самом деле, тоже был клоном других людей. Например, мне нравилось, как танцует Луис Соланас, позже я был очарован Тете. В то время я работал с Лауритой, мы танцевали очень близко (apilado), и когда я танцевал, я чувствовал себя Тете.Когда я встретил Густава Навейру, я думал, что я – это он. Хотя со стороны это выглядело совсем не так. (Смеется).

Это связано с моим прошлым в области музыки, театра. Есть еще некоторые отличия. Это главное, потому что если ты всего лишь- клон, точная копия, то ничего не происходит. Если в вас есть творчество и чувствительность к другим вещам, вы пройдете через подражание, и станете интересны сами по себе. Копирование- это лишь переход к чему-то другому. Что меня беспокоит, это когда люди остаются на одном месте, и оно их ограничивает. Копирование- это путь, по которому надо пройти.

Это напоминает мне другое. Я танцевал с Евгенией в течении 4-х лет. Путь, который она прошла за то время, когда мы танцевали вместе, огромный путь. Евгения в то время стала символом для того поколения женщин, ей стали подражать. Она открыла другую степень присутствия женщины в танце, быстроту, чувственность. Ее сущность была выражена в этом, и уже не важно, что ей стали подражать. Все продолжают делать высокое болео, но никто не изобрел новый способ ведения на болео.

 Реплика:

О, я пытался..но не нашел.

Чичо:

Поиск- это то, что всегда в силе. Очень важно не останавливаться на одном месте. Если я чувтсвую, что не могу выйти за рамки определенные моментом, я оставляю все это.То, что всегда привлекало меня в танго- это отсутствие ограничений. Если речь идет о творчестве

Вопрос:

Когда вы говорили раньше о «весомости» в танго, речь шла о чем-то врожденном?

Чичо:

Когда я танцую Пьяцоллу, например, перед моим взором, словно вспышки, тысячи изображений Буэнос Айреса. У меня передозировка Буэнос Айреса, и из этого получаетя то танго, что вы видите. Я всегда стараюсь, нет, не стараюсь, а получаю право на то, что я танцую, и не только с точки зрения движения.  Я хочу получить права на музыку, будь тоD'Arienzo, Troilo, Pugliese, или Бъяджи. Я не жил тогда , когда была написана эта музыка, но я стараюсь в ней жить. Это должно быть изнутри, так,как если бы я стал дышать иначе.

Все, что мы делаем- это картины нашей памяти, всего, что с нами произошло. Это Буэнос Айрес, это человек, которому вы будете танцевать, например, человек, в которого вы были безумно влюблены, и ты танцуешь эту историю с кем-то другим…

Есть много вещей, которые происходят в одно и то же время, но это всегда – эмоциональная связь с Буэнос Айресом.Для меня танец- это мои эмоции, чувства, музыка, суть, воздух…

(Продолжение :подстраницы 1,2.)

 

Подстраницы (1): Часть 2.
Comments